георгий шенгели георгий шенгели избранное



Переяслов Н.В. Маяковский и Шенгели: схватка длиною в жизнь Переяслов Н.В. Маяковский и Шенгели: схватка длиною в жизнь Новинка

Переяслов Н.В. Маяковский и Шенгели: схватка длиною в жизнь

Георгий Аркадьевич Шенгели прожил шестьдесят два года, издав 17 книг собственных стихов и 140 тысяч строк переводов Байр
Молодяков Василий Элинархович Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956 Молодяков Василий Элинархович Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956 Новинка

Молодяков Василий Элинархович Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956

Первая биография поэта, переводчика, стиховеда Георгия Аркадьевича Шенгели (1894-1956) - увлекательный и документально выверенный рассказ, основанный на его текстах, архивных материалах и свидетельствах современников. Друг Брюсова и Северянина, Волошина и Мандельштама, Ахматовой и Тарковского, Георгий Шенгели был одним из крупнейших русских поэтов ХХ века, наследие которого только сейчас приходит к нам и еще не прочитано. Историк и собиратель Василий Молодяков детально воссоздал историю испытаний, пережитых поэтом в водовороте века войн, революций и террора, рассказал о его друзьях и врагах. Книга проиллюстрирована материалами из собраний автора и его друзей, многие из которых публикуются впервые.
Василий Молодяков Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956 Василий Молодяков Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956 Новинка

Василий Молодяков Георгий Шенгели. Биография. 1894-1956

Первая биография поэта, переводчика, стиховеда Георгия Аркадьевича Шенгели - увлекательный и документально выверенный рассказ, основанный на его текстах, архивных материалах и свидетельствах современников.Друг Брюсова и Северянина, Волошина и Мандельштама, Ахматовой и Тарковского, Георгий Шенгели был одним из крупнейших русских поэтов 20 века, наследие которого только сейчас приходит к нам и еще не прочитано. Историк и собиратель Василий Молодяков детально воссоздал историю испытаний, пережитых поэтом в водовороте века войн, революций и террора, рассказал о его друзьях и врагах.Книга проиллюстрирована материалами из собраний автора и его друзей, многие из которых публикуются впервые.
Шенгели Георгий Аркадьевич Стихотворения и поэмы. В 2-х томах Шенгели Георгий Аркадьевич Стихотворения и поэмы. В 2-х томах Новинка

Шенгели Георгий Аркадьевич Стихотворения и поэмы. В 2-х томах

Георгий Аркадьевич Шенгели (1894-1956) - один из крупнейших русских поэтов ХХ века, выдающийся переводчик и ученый-стиховед, остается неоцененным по достоинству прежде всего из-за отсутствия сколько-нибудь полного и качественного издания его поэтического наследия. В настоящее собрание, ориентированное на максимально возможную полноту, включены все выявленные к настоящему времени поэтические произведения Шенгели, часть которых публикуется впервые. В основу издания положены прижизненные публикации и материалы из государственных архивов и частных собраний, прежде всего рукописи поэта. Раздел "Другие редакции и варианты" отражает работу автора над текстами, порой продолжавшуюся десятилетия. Издание снабжено подробным текстологическим, историко-литературным и реальным комментарием, вводящим в научный оборот много новых источников и сведений. В первый том включены все известные стихотворения Шенгели, кроме газетных фельетонов, которые он публиковал под псевдонимами, отделяя их тем самым от своего поэтического творчества. Впервые публикуется полный авторский текст неизданного сборника "Панцирь" (1945). В приложении приведен состав книг, воспроизведенных в настоящем издании не целиком, включая неизданные "Иней", "Гамеланг" и "Лирика и поэмы". Во второй том включены все известные поэтические произведения Шенгели "крупных жанров", включая незавершенные. Впервые полностью публикуется "Эпический цикл" (1937-1939). Биографический очерк В.Э. Молодякова содержит основные сведения о жизни поэта и основан на его книге "Георгий Шенгели: биография" (М.: Водолей, 2016). Составление, подготовка текста, комментарии В. А. Резвого.
Шенгели Георгий Аркадьевич Черный погон Шенгели Георгий Аркадьевич Черный погон Новинка

Шенгели Георгий Аркадьевич Черный погон

Первая публикация художественной прозы выдающегося русского поэта, переводчика, ученого-филолога Георгия Аркадьевича Шенгели (1894-1956). Его судьба сложилась парадоксально и несчастливо, а подлинное место в литературе ХХ века нами пока не осознано. Представленные в книге романы и рассказы, за исключением коротких фрагментов в сборниках и периодике, оставались недоступными читателю многие десятилетия. "Жизнь Адрика Мелиссино" - роман о детстве в Керчи в канун событий 1905 года. "Черный погон" - роман-хроника о жизни автора в Крыму и Одессе в годы гражданской войны.
Джордж Гордон Байрон Джордж Гордон Байрон. Пьесы Джордж Гордон Байрон Джордж Гордон Байрон. Пьесы Новинка

Джордж Гордон Байрон Джордж Гордон Байрон. Пьесы

В книгу вошли пьесы знаменитого английского поэта Джорджа Гордона Байрона: "Манфред" в переводе Ивана Бунина, "Марио Фальеро, дож Венецианский" в переводе Георгия Шенгели, "Сарданапал" в переводе Г. Шенгели, "Каин" в перевод е И. Бунина, "Венер, или Наследство" в переводе Г. Шенгели.
Байрон Д. Джордж Гордон Байрон. Пьесы Байрон Д. Джордж Гордон Байрон. Пьесы Новинка

Байрон Д. Джордж Гордон Байрон. Пьесы

В книгу вошли пьесы знаменитого английского поэта Джорджа Гордона Байрона: "Манфред" в переводе Ивана Бунина, "Марио Фальеро, дож Венецианский" в переводе Георгия Шенгели, "Сарданапал" в переводе Г. Шенгели, "Каин" в переводе И. Бунина, "Венер, или Наследство" в переводе Г. Шенгели.
Николай Переяслов Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь Николай Переяслов Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь Новинка

Николай Переяслов Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь

Георгий Аркадьевич Шенгели прожил шестьдесят два года, издав 17 книг собственных стихов и 140 тысяч строк переводов Байрона, Верхарна, Гейне, Гюго, Эредиа, Бодлера, де Лиля, Горация, Хайяма и других поэтов. Ему была свойственна зоркость и филигранность рифм, особая чуткость к поэтическим ритмам. А еще им написаны стиховедческие работы "Трактат о русском стихе", "Техника стиха" и многочисленные статьи и воспоминания. Значительная часть наследия Г. Шенгели остается до сих пор не изданной, в частности его блистательный автобиографический роман "Черный погон", а также множество поэм, в том числе лишь частично опубликованная в журнале "Наш современник" уникальная эпическая поэма "Сталин". И до сих пор остаются разбросанными по различным малотиражным изданиям анализы его сложных взаимоотношений с Владимиром Маяковским, из-за которых с тридцатых годов ему фактически был закрыт путь в литературу. Сегодня имя Шенгели начинает возвращаться на широкие поэтические площадки, и это буквально взрывает сознание читателей, открывающих для себя его потрясающую судьбу и прекрасные произведения.
Лорд Байрон Лирика в переводах Георгия Шенгели / Poems Translated by Georgi Shengeli Лорд Байрон Лирика в переводах Георгия Шенгели / Poems Translated by Georgi Shengeli Новинка

Лорд Байрон Лирика в переводах Георгия Шенгели / Poems Translated by Georgi Shengeli

В собрании стихотворений английского поэта-романтика Джорджа Гордона Байрона (1788-1824) представлены ранние "Часы безделья", цикл "Еврейские мелодии", а также избранные стихотворения 1809-1816 гг. Тексты публикуются на английском и русском языках в переводах Георгия Шенгели.
Байрон Джордж Гордон Лорд Байрон. Лирика в переводах Георгия Шенгели Байрон Джордж Гордон Лорд Байрон. Лирика в переводах Георгия Шенгели Новинка

Байрон Джордж Гордон Лорд Байрон. Лирика в переводах Георгия Шенгели

В собрании стихотворений английского поэта-романтика Джорджа Гордона Байрона (1788-1824) представлены ранние "Часы безделья", цикл "Еврейские мелодии", а также избранные стихотворения 1809-1816 гг. Тексты публикуются на английском и русском языках в переводах Георгия Шенгели. Составитель Резвый В. А.
Георгий Караславов Георгий Караславов. Избранное (комплект из 2 книг) Георгий Караславов Георгий Караславов. Избранное (комплект из 2 книг) Новинка

Георгий Караславов Георгий Караславов. Избранное (комплект из 2 книг)

Вашему вниманию предлагаются сборники избранных произведений болгарского писателя Георгия Караславова.
Переяслов Николай Владимирович Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь Переяслов Николай Владимирович Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь Новинка

Переяслов Николай Владимирович Маяковский и Шенгели. Схватка длиною в жизнь

Георгий Аркадьевич Шенгели прожил шестьдесят два года, издав 17 книг собственных стихов и 140 тысяч строк переводов Байрона, Верхарна, Гейне, Гюго, Эредиа, Бодлера, де Лиля, Горация, Хайяма и других поэтов. Ему была свойственна зоркость и филигранность рифм, особая чуткость к поэтическим ритмам. А еще им написаны стиховедческие работы "Трактат о русском стихе", "Техника стиха" и многочисленные статьи и воспоминания. Значительная часть наследия Г. Шенгели остается до сих пор не изданной, в частности его блистательный автобиографический роман "Черный погон", а также множество поэм, в том числе лишь частично опубликованная в журнале "Наш современник" уникальная эпическая поэма "Сталин". И до сих пор остаются разбросанными по различным малотиражным изданиям анализы его сложных взаимоотношений с Владимиром Маяковским, из-за которых с тридцатых годов ему фактически был закрыт путь в литературу. Сегодня имя Шенгели начинает возвращаться на широкие поэтические площадки, и это буквально взрывает сознание читателей, открывающих для себя его потрясающую судьбу и прекрасные произведения.
Георгий Леонидзе Георгий Леонидзе. Избранное Георгий Леонидзе Георгий Леонидзе. Избранное Новинка

Георгий Леонидзе Георгий Леонидзе. Избранное

В "Избранное" народного поэта Грузии Георгия Леонидзе включены известные его стихи и поэтичные рассказы-воспоминания о дореволюционной грузинской деревне "Волшебное дерево". Поэзия Г.Леонидзе (в переводах Н.Тихонова, А.Межирова, Б.Пастернака, Е.Евтушенко и других) представлена как сугубо лирическими стихами, так и стихами социального звучания, наполненными дыханием наших дней.
Георгий Мосешвили Избранное. Том II Георгий Мосешвили Избранное. Том II Новинка

Георгий Мосешвили Избранное. Том II

Вашему вниманию представляется сборник стихов Георгия Мосешвили.
Сигизмунд Кржижановский Мост через Стикс Сигизмунд Кржижановский Мост через Стикс Новинка

Сигизмунд Кржижановский Мост через Стикс

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Чуть-чути Сигизмунд Кржижановский Чуть-чути Новинка

Сигизмунд Кржижановский Чуть-чути

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Когда рак свистнет Сигизмунд Кржижановский Когда рак свистнет Новинка

Сигизмунд Кржижановский Когда рак свистнет

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Старик и море Сигизмунд Кржижановский Старик и море Новинка

Сигизмунд Кржижановский Старик и море

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Жан-Мари-Филибер-Блэз-Луи де Ку Сигизмунд Кржижановский Жан-Мари-Филибер-Блэз-Луи де Ку Новинка

Сигизмунд Кржижановский Жан-Мари-Филибер-Блэз-Луи де Ку

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Кржижановский Сигизмунд Доминикович Тринадцатая категория рассудка: Повести. Рассказы Кржижановский Сигизмунд Доминикович Тринадцатая категория рассудка: Повести. Рассказы Новинка

Кржижановский Сигизмунд Доминикович Тринадцатая категория рассудка: Повести. Рассказы

"Прозеванным гением" назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. "С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность", - говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют "русским Борхесом", "русским Кафкой", переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского - ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Серый фетр Сигизмунд Кржижановский Серый фетр Новинка

Сигизмунд Кржижановский Серый фетр

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Сбежавшие пальцы Сигизмунд Кржижановский Сбежавшие пальцы Новинка

Сигизмунд Кржижановский Сбежавшие пальцы

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Грайи Сигизмунд Кржижановский Грайи Новинка

Сигизмунд Кржижановский Грайи

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский «Страница истории» Сигизмунд Кржижановский «Страница истории» Новинка

Сигизмунд Кржижановский «Страница истории»

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Мишени наступают Сигизмунд Кржижановский Мишени наступают Новинка

Сигизмунд Кржижановский Мишени наступают

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Итанесиэс Сигизмунд Кржижановский Итанесиэс Новинка

Сигизмунд Кржижановский Итанесиэс

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский В зрачке Сигизмунд Кржижановский В зрачке Новинка

Сигизмунд Кржижановский В зрачке

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский История пророка Сигизмунд Кржижановский История пророка Новинка

Сигизмунд Кржижановский История пророка

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка (рассказ) Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка (рассказ) Новинка

Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка (рассказ)

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Катастрофа Сигизмунд Кржижановский Катастрофа Новинка

Сигизмунд Кржижановский Катастрофа

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
С. Кржижановский Поэтому С. Кржижановский Поэтому Новинка

С. Кржижановский Поэтому

Прозеванным гением" назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. "С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность", - говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют "русским Борхесом", "русским Кафкой", переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского - ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
С. Кржижановский Поэтому С. Кржижановский Поэтому Новинка

С. Кржижановский Поэтому

Прозеванным гением" назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. "С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность", - говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют "русским Борхесом", "русским Кафкой", переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского - ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка Новинка

Сигизмунд Кржижановский Тринадцатая категория рассудка

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Проигранный игрок Сигизмунд Кржижановский Проигранный игрок Новинка

Сигизмунд Кржижановский Проигранный игрок

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский «Некто» Сигизмунд Кржижановский «Некто» Новинка

Сигизмунд Кржижановский «Некто»

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Тридцать сребреников Сигизмунд Кржижановский Тридцать сребреников Новинка

Сигизмунд Кржижановский Тридцать сребреников

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Рисунок пером Сигизмунд Кржижановский Рисунок пером Новинка

Сигизмунд Кржижановский Рисунок пером

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Квадратурин Сигизмунд Кржижановский Квадратурин Новинка

Сигизмунд Кржижановский Квадратурин

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Мухослон Сигизмунд Кржижановский Мухослон Новинка

Сигизмунд Кржижановский Мухослон

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Страна нетов Сигизмунд Кржижановский Страна нетов Новинка

Сигизмунд Кржижановский Страна нетов

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Смерть эльфа Сигизмунд Кржижановский Смерть эльфа Новинка

Сигизмунд Кржижановский Смерть эльфа

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Четки Сигизмунд Кржижановский Четки Новинка

Сигизмунд Кржижановский Четки

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Бог умер Сигизмунд Кржижановский Бог умер Новинка

Сигизмунд Кржижановский Бог умер

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Георгий Мосешвили Георгий Мосешвили. Избранное (комплект из 2 книг) Георгий Мосешвили Георгий Мосешвили. Избранное (комплект из 2 книг) Новинка

Георгий Мосешвили Георгий Мосешвили. Избранное (комплект из 2 книг)

Поэт, переводчик, литературовед, журналист Георгий Мосешвили занимался историей русской эмиграции, подготовил комментарии к трехтомнику Георгия Иванова, мемуарам Нины Берберовой "Курсив мой"... Переводил французских поэтов. При жизни выпустил единственный сборник своих стихов - "Неизвестность". В посмертный двухтомник вошли его дневники, интервью, письма, стихи: "Над миром городов/ Небесный град стоит./ Есть земли облаков/ Над облачной землею./ За веру темных снов/ Господь меня простит…"
Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное Новинка

Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное

Тбилиси, 1954 год. Издательство "Заря Востока". Издательский переплет. Сохранность хорошая. В издании представлены избранные произведения грузинского писателя-гуманиста Георгия Церетели (1842-1900): рассказы "Тетушка Асмат", "Серый волк" и роман "Первый шаг".
Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное Новинка

Георгий Церетели Георгий Церетели. Избранное

Тбилиси, 1957 год. Заря Востока. Издательский переплет. Сохранность хорошая. В издании представлены избранные произведения грузинского писателя-гуманиста Георгия Церетели (1842-1900): рассказы "Гулькан", "Тетушка Асмат", "Серый волк" и роман "Первый шаг".
Сигизмунд Кржижановский Дымчатый бокал Сигизмунд Кржижановский Дымчатый бокал Новинка

Сигизмунд Кржижановский Дымчатый бокал

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Клуб убийц Букв Сигизмунд Кржижановский Клуб убийц Букв Новинка

Сигизмунд Кржижановский Клуб убийц Букв

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Возвращение Мюнхгаузена Сигизмунд Кржижановский Возвращение Мюнхгаузена Новинка

Сигизмунд Кржижановский Возвращение Мюнхгаузена

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Странствующее «Странно» Сигизмунд Кржижановский Странствующее «Странно» Новинка

Сигизмунд Кржижановский Странствующее «Странно»

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Прикованный Прометеем Сигизмунд Кржижановский Прикованный Прометеем Новинка

Сигизмунд Кржижановский Прикованный Прометеем

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Кунц и Шиллер Сигизмунд Кржижановский Кунц и Шиллер Новинка

Сигизмунд Кржижановский Кунц и Шиллер

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Сигизмунд Кржижановский Воспоминания о будущем Сигизмунд Кржижановский Воспоминания о будущем Новинка

Сигизмунд Кржижановский Воспоминания о будущем

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.
Георгий Спешнев Личное дело, или Обнова. Избранное из неизданного Георгий Спешнев Личное дело, или Обнова. Избранное из неизданного Новинка

Георгий Спешнев Личное дело, или Обнова. Избранное из неизданного

Собрание сочинений «Личное дело, или Обнова» Георгий Спешнев создавал всю жизнь, собирая его из отдельных самостоятельных произведений. Собрание состоит из двух частей и десяти сводов и условно делится на две части.
Г. Шенгели Техника стиха Г. Шенгели Техника стиха Новинка

Г. Шенгели Техника стиха

Москва, 1960 год. Государственное издательство художественной литературы Гослитиздат. Издательский переплет. Сохранность хорошая. Книга Георгия Шенгели (1894-1956) «Техника стиха» посвящена стихосложению. Автор - поэт, переводчик, филолог, - располагает богатыми и разнообразными данными для изучения стиха. Широкая историко-литературная эрудиция и теоретический кругозор органически сочетаются у Шенгели с богатым внутренним чувством стихотворной формы, с умением экспериментально подходить к стиху. Настоящее издание «Техники стиха» ставит перед собой две задачи. С одной стороны, книга предназначена для прочного закрепления основного круга знаний, необходимых для изучения стиха. Внимательно ознакомившись с нею, можно получить ясное представление об основных особенностях стихотворной формы в ее соотношении с общеязыковыми нормами, выработать умение четко определять конкретные особенности индивидуального стихотворного ритма. В этом отношении книга рассчитана на самого широкого читателя, интересующегося стихом, на учителя-словесника, студента, аспиранта.
Караславов Г. Георгий Караславов. Избранное. В 2 томах. Том 1 Караславов Г. Георгий Караславов. Избранное. В 2 томах. Том 1 Новинка

Караславов Г. Георгий Караславов. Избранное. В 2 томах. Том 1

В первый том вошли романы "Дурман" и "Сноха"Издательство - Художественная литература
Георгий Холопов Георгий Холопов. Избранное в 2 томах. Том 2 Георгий Холопов Георгий Холопов. Избранное в 2 томах. Том 2 Новинка

Георгий Холопов Георгий Холопов. Избранное в 2 томах. Том 2

Мужество, подвиг, отвага - таковы темы большинства произведений, составивших второй том "Избранного" Г.К.Холопова. Сюда вошли "Рассказы о войне" ("Ленинград в блокаде", "В лесном краю", "Дороги Запада", "Солдаты"), "Карпатские повести и рассказы", "Мозаика" (рассказы об Армении, "Венгерские рассказы", из "Скандинавского дневника"), воспоминания о писателях А.Чапыгине, М.Зощенко, А.Прокофьеве, И.Соколове-Микитове, Н.Тихонове.
Байрон Лорд Байрон. Лирика в переводах Г. Шенгели = Lord Byron. Poems Translated by G. Shengeli Байрон Лорд Байрон. Лирика в переводах Г. Шенгели = Lord Byron. Poems Translated by G. Shengeli Новинка

Байрон Лорд Байрон. Лирика в переводах Г. Шенгели = Lord Byron. Poems Translated by G. Shengeli

В собрании стихотворений английского поэта-романтика Джорджа Гордона Байрона (1788–1824) представлены ранние «Часы безделья», цикл «Еврейские мелодии», а также избранные стихотворения 1809–1816 гг. Тексты публикуются на английском и русском языках в переводах поэта, переводчика, литературоведа Георгия Аркадьевича Шенгели (1894–1956). Большая часть переводов представлена впервые. В книгу вошло эссе В. Резвого, посвященное поэзии Байрона и переводам его произведений. Издание адресовано поклонникам творчества Байрона и всем ценителям классической английской поэзии XIX в.

кешбака
Страницы:


Георгий Аркадьевич Шенгели (1894-1956) - один из крупнейших русских поэтов ХХ века, выдающийся переводчик и ученый-стиховед, остается неоцененным по достоинству прежде всего из-за отсутствия сколько-нибудь полного и качественного издания его поэтического наследия. В настоящее собрание, ориентированное на максимально возможную полноту, включены все выявленные к настоящему времени поэтические произведения Шенгели, часть которых публикуется впервые. В основу издания положены прижизненные публикации и материалы из государственных архивов и частных собраний, прежде всего рукописи поэта. Раздел "Другие редакции и варианты" отражает работу автора над текстами, порой продолжавшуюся десятилетия. Издание снабжено подробным текстологическим, историко-литературным и реальным комментарием, вводящим в научный оборот много новых источников и сведений. В первый том включены все известные стихотворения Шенгели, кроме газетных фельетонов, которые он публиковал под псевдонимами, отделяя их тем самым от своего поэтического творчества. Впервые публикуется полный авторский текст неизданного сборника "Панцирь" (1945). В приложении приведен состав книг, воспроизведенных в настоящем издании не целиком, включая неизданные "Иней", "Гамеланг" и "Лирика и поэмы". Во второй том включены все известные поэтические произведения Шенгели "крупных жанров", включая незавершенные. Впервые полностью публикуется "Эпический цикл" (1937-1939). Биографический очерк В.Э. Молодякова содержит основные сведения о жизни поэта и основан на его книге "Георгий Шенгели: биография" (М.: Водолей, 2016). Составление, подготовка текста, комментарии В. А. Резвого.
Продажа георгий шенгели георгий шенгели избранное лучших цены всего мира
Посредством этого сайта магазина - каталога товаров мы очень легко осуществляем продажу георгий шенгели георгий шенгели избранное у одного из интернет-магазинов проверенных фирм. Определитесь с вашими предпочтениями один интернет-магазин, с лучшей ценой продукта. Прочитав рекомендации по продаже георгий шенгели георгий шенгели избранное легко охарактеризовать производителя как превосходную и доступную фирму.